Личность человека и природа человека


Статья подготовлена для журнала "Липецкие епархиальные ведомости",
опубликована в № 8 за 2013 год


Протоиерей Олег БЕЗРУКИХ,
кандидат богословия


Беседа 22. Добродетели.
В предыдущей беседе о добродетелях говорилось о том, что каждый из людей, являясь носителем образа Божия, имеет человеческую личность (ипостась) и человеческую сущность (природу). Соответственно и добродетели в своей классификации подразделяются на личностные и природные. Сначала мы сделали обзор добродетелей природных. Пора приступить к рассмотрению добродетелей личностных. Но прежде попробуем разобраться, в чем разница между природой человека и личностью человека.
Понятие личности по-разному понимается в различных философских и психологических учениях. Но понятие личности используется всегда, когда речь заходит о собственно человеческом достоинстве, о том, что делает человека человеком. Само представление о личности сформировалось именно в христианстве и было, в значительной мере, чуждо мировоззрению античному (Лосев А.Ф. История античной эстетики. Итоги тысячелетнего развития. Кн. 1. М., 1992).
Эквивалента слова "личность" не было в греческом языке. Сходным значением обладали лишь два слова: υπόσταιζ (ипостис – индивидуальное бытие) и πρόσωπον (просопон – отдельный человек, маска, актерская роль).
Отцы Церкви стали использовать – говоря о Боге-Троице, а также о тварных существах, обладающих личным бытием (ангелах и людях) оба слова как синонимы, взаимообогащая стоящие за ними понятия. Теперь уже υπόσταιζ - это не только индивидуальное бытие, но и бытие самобытное, предъявляющее себя другим, персона; а πρόσωπον - уже не просто то, что выражено или предъявлено, но и то, что на самом деле существует.


Личность ≠ природа


В христианской богословской традиции термин "личность" всегда противопоставлялся категории "сущность" (ούσία), являющейся - наряду с терминами "естество" и "природа" (φύσιζ) - видовым понятием, означающим совокупность существенных свойств, присущих всем особям данного вида.
Заслуга в формировании указанной терминологии во многом принадлежит свт. Василию Великому, который формулирует различение сущности и ипостаси, как общего и частного. Когда мы говорим об общем, свойственном всем людям, мы говорим о природе человека; когда мы говорим об особенном и уникальном, отдельно взятом человеке, мы говорим о личности.
Например, слово "человек" (в контексте "Петр - человек, Павел, - человек" и т.д.) обозначает природу человека. В то время как имя "Петр" или "Павел" указывает на личность (Св. Василий Великий. Письмо 38. К Григорию брату // Творения. Т. 3. СПб., 1911. С. 51-58).
Свт. Василий Великий ввел понятия "личность" и "природа" как богословские категории. Его друг свт. Григорий Богослов наполнил содержанием понятие личности, говоря о ней не просто как об уникальной и неповторимой единичности, но как о разумной, совершенной и самостоятельно существующей единичности (Свт. Григорий Богослов. Слово 33. Против ариан и о самом себе // Творения. Т. 1 . Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1994. С. 490-491).
Владимир Лосский, анализируя богословие святых отцов Каппадокийцев, дает определение личности как свободы по отношению к природе (Лосский Вл. Догматическое богословие // Богословские труды, №8. С. 139-140).
В свете догматического учения Церкви личность, как запечатленный в человеке образ Божий, недоступна всеохватывающему и исчерпывающему познанию. Личность не может быть объектом научного изучения в той же полноте и объеме, как предметы внешнего мира. Она всегда остается непостижимой в своей конечной глубинной сущности.
В недоступно-сокровенной жизни и в своем проявлении во вне личность всегда пребывает оригинальной, своеобразной, неповторимой и потому единственной во всем мире духовной структурой, не сводимой ни к какой другой бытийной реальности. Уникальная ценность личности, осознаваемая, как ни с чем не сравнимый дар бытия, определяется фактом ее творения Богом как Высшей и Абсолютной Личностью и фактом ее обожения во Христе.

1. Как образ Божий, личность не нуждается ни в каком причинно-генетическом объяснении. Единственный способ объяснить личность в полной неделимости и неразрушимости ее бытийной структуры заключается в признании догматической истины о сотворении ее Богом из ничего.
2. Второй момент в богословской интерпретации личности - догматическое учение Церкви о Боговоплощении. Человеческая личность существует не сама по себе (она не имеет в самой себе источника бытия), но благодаря онтологической причастности ко Христу, который является метафизическим основанием каждой человеческой личности в ее реальной конкретности и в беспредельности перспективы открывающегося для нее бытия.
Как мы видим, благодаря христологии (богословскому учению о воплощении Сына Божия, основанному на Откровении), произошел такой прорыв в учении о человеке, на какой в принципе не способна никакая светская наука. Например, современная психология не знает идеального человека, поскольку имеет дело только с падшим человечеством и с поврежденной грехом человеческой психикой. По выражению академика Е.Д. Красика «все люди – шизофреники, но только в разной степени». Наука имеет дело с данностью (изучает, каков человек сейчас). Каким человека задумал Бог, наука не знает. Но не богословие.
Христология нам открывает Идеального Человека - Христа. Глубже погружаясь умом в богословское постижение Бога, лучше узнаем и сотворенного по образу Божию человека. Развитие богословия позволило четко зафиксировать следующее: во Христе была человеческая душа, единосущная душам других людей, но не было человеческой личности. Отсюда следует важнейший антропологический факт: личность ни в коем случае нельзя отождествлять с душой.
Личность владеет душой и всеми ее силами и проявлениями, но сама личность - это ни сила или проявление души, ни какая-либо совокупность этих сил и проявлений. Значит, личность - это иной принцип бытия, не сводимый к психике и который сам по себе является трансцендентным по отношению к психическим явлениям.
Леонтий Византийский (монах и богослов VI в.), писал: "В последние времена Слово Само облекши плотию Свою Ипостась и Свою природу, которые существовали прежде его человеческой природы и которые прежде веков были бесплотны, воипостазировало Свою человеческую природу в Свою собственную Ипостась" (цит. по: Прот. Иоанн Мейендорф. Введение в святоотеческое богословие. Вильнюс-Москва, 1992. С. 283).
Для отцов Церкви личность есть организующий принцип бытия, она воипостазирует, т.е. вбирает в себя природу и таким образом дает ей бытие. В частности, именно личность приводит в единство душу и тело человека, - подобно тому, как личность Спасителя соединяет божество и человечество.


Человек = личность + природа


Бытие человека есть единая и неделимая жизнь природы и личности. Богозданная духовно-телесная природа человека является областью актуализации личности. Душа и тело человека под воздействием личности тоже становятся чем-то личным, в них тоже отражаются сокровенные черты образа Божьего.
Поскольку бытие всего человека полнее бытия его человеческой природы, то человек может стать участником иной, нечеловеческой природы: он может стать "причастником Божеского естества" (см. 2 Пет. 1, 4). Это – спасение.
Личность человека никогда не тождественна своей индивидуальности. Человек никогда не тождественен тому конкретному набору качеств, которые в нем есть сейчас. Поскольку личность возвышается над этим набором, она может изменить их в любой момент. Отсюда возникает возможность покаяния. Покаяния, понимаемого, как творческое изменение человеком самого себя. Это – путь ко спасению.
Примеры взаимосвязи личности и природы


Взаимосвязь человеческой личности и человеческой природы можно лучше всего уяснить на конкретных примерах.

Классическим примером власти личности над своей природой является история Демосфена (384 г. до Р. Х.) древнегреческого оратора и политического деятеля, ученика Платона и почитателя Сократа. С юных лет Демосфен мечтал стать оратором, но этому мешали врожденные телесные недостатки: он имел слабый голос, он сильно картавил, и у него непроизвольно дергалось плечо, что у всех вызывало смех.
Итак, у него было тело, абсолютно не пригодное для ораторской профессии. Но его личность, имея твердое намерение достичь осуществления мечты, творчески исправила изъяны своей природы. Чтобы научиться ясно произносить слова, Демосфен набирал в рот камешки, изо всех сил старался правильно проговаривать слова, и с помощью таких упражнений перестал картавить. Чтобы развить силу голоса, он приходил на берег моря, и при шуме волн, заменявших в данном случае шум толпы, часами громко произносил речи. Труднее всего было заставить свое тело не дергать плечом. Но и тут Демосфен, задолго до разработки академиком И. Павловым рефлексологии, вытеснил свой безусловный рефлекс (дерганье плеча) выработанным условным рефлексом. Он привязал к потолку меч на такую длину, чтобы острие меча, когда Демосфен стоял под ним, кололо плечо всякий раз, когда оно непроизвольно дергалось вверх. Конечно, тело Демосфена от всех таких упражнений плакало, страдало, молило о жалости, но личность была непреклонна, и тело подчинилось. Ушло косноязычие, исчезли конвульсии плеча, голос стал громоподобным.
Однако тело – еще не вся природа человека, есть еще и душа. А она у Демосфена, как у любого юноши желала удовольствий, игр и развлечений в кругу веселой компании сверстников. Как заставить душу отложить увлечения молодости и, не покидая дом, зубрить философские тракты? Личность подчинила себе и душу: Демосфен остриг себе налысо половину головы, после чего, конечно же, ему было стыдно появляться на людях в таком виде. Что оставалось делать? Сидеть дома, терпеливо ждать, когда отрастут волосы и заучивать тексты.
В результате Демосфен стал непревзойденным оратором, а его история показала, как личность может возвыситься над природой и преодолеть ее недостатки.

Но пример язычника Демосфена меркнет перед историей христианина, нашего соотечественника – Григория Журавлева (1858-1916 гг.) из села Утевка Бузулукского уезда Самарской губернии. Григорий был инвалидом с детства — имел атрофированные ноги и руки, 58 лет прожил практически без них. Его поврежденная телесная природа не только не могла трудиться, но даже для того, чтобы просто с боку на бок перевернуться, нужно было кого-нибудь просить о помощи. Как поет о нем в своей песне-притче «Калека» православный автор-исполнитель Светлана Копыла: «Он не имел ни рук, ни ног, он сам ни есть, ни пить не мог, он человека был кусок. Таким его уж создал Бог».
И вот личность этого человека-калеки вопреки бедственному состоянию своей телесной природы захотела стать художником и писать иконы! И добилась своего! Григорий Журавлев научился писать иконы, держа кисть в зубах. Подвешенный на лямках, трудясь изо дня в день, он в 1885 году расписал Троицкий храм в своей Утевке, сделал на заказ много икон. Одна из них была подарена самому Государю с пожеланием: «…желаю поднести Вам икону Свт. Чудотворца Николая, которую я написал ртом, а не руками, по той причине, что от своей природы не имею силы движения в руках и ногах своих. Написал сию икону по вразумлению Всемогущего Бога, который допустил меня на свет Божий. И дал мне дар. Потом открылось движение моего рта, которым я управляю своё мастерство по повелению Божию».

Из наших ближайших современников, имеющих похожую историю можно назвать блаженную Матрону Московскую (1881-1952 гг., родилась слепой, с 18 лет лишилась способности ходить), и британского ученого Стивена Хокинга (родился в 1942 г., из-за амиотрофического склероза перестал двигаться и говорить). Их личности не сдались перед неизлечимыми недугами своей природы и преодолели ее. Одна, развивая свой дух, достигла святости. Другой, усовершенствовавшись интеллектуально, стал ученым с мировым именем.
Умению различать свою человеческую природу и свою человеческую личность необходимо научиться каждому. Сделать это необходимо хотя бы ради собственной пользы. Прежде всего, это помогает каждому разобраться в себе и навести внутри порядок, помогает управлять собой, помогает правильно развиваться. И не такое уж это сложное дело, как может показаться по началу. Чтобы понять, где действует ваша природа, а где личность, далеко ходить не нужно, ведь то и другое всегда с нами, всегда под руками.
Например, вы – в храме, где идет богослужение.
Вдруг вы почувствовали усталость, ощутили чувство голода - вы имеете дело со своей телесной природой.
Когда вам вдруг захотелось поглазеть по сторонам или поговорить с друзьями по телефону – это ваша душевная природа напоминает о себе.
Если при этом вы понимаете, что в данный момент нужно потерпеть, никуда не уходить, не трогать сотовый телефон и оставаться на месте до окончания богослужения - вы слышите веления своего духа.
Если же вы и на самом деле не присели отдохнуть на скамью, а остались на месте, отогнали мысли о лакомствах, отключили сотовый телефон и до окончания церковной службы ни на что постороннее не отвлекались – это значит, что в данной ситуации ваша личность возобладала над своей человеческой природой, требования духа поставила на первое место, а душу и тело подчинила духу.
Теперь, когда мы обозначили для себя разницу между человеческой природой и человеческой личностью, можно приступать к разговору о добродетелях личности, и личностные добродетели будут темой нашей следующей беседы.
А пока хотелось бы посоветовать поупражняться в способности определять, где действует ваша природа, а где личность. В течение дня время от времени производите самоопрос: что сейчас делает мое тело? О чем думает, что чувствует моя душа? Куда подевался дух?
Можно усложнить занятие и спрашивать себя не только о том, чем занимается мое тело, душа, мой дух, но и почему они это делают?
Результаты могут вас удивить. Вполне вероятно, что вам удастся заметить, с какого момента не вы, а чужие личности начинают управлять вашим телом или душой. И у вас никогда уже не возникнет вопрос, почему Церковь неодобрительно относится к практике гипноза, почему она решительно осуждает всевозможные магические методики.
Православная Церковь, устами Святых Отцов провозгласившая уникальную ценность каждой человеческой личности как неповторимой и единственной в мире духовной структуры, не желает допустить, чтобы жизнью вашего тела, души и духа чьи-то чужие (демонические) личности управляли вместо вас.


Иконы, написанные Григорием Журавлевым


0
Ваша оценка: Нет